• A
  • A
  • A
  • АБВ
  • АБВ
  • АБВ
  • А
  • А
  • А
  • А
  • А
Обычная версия сайта

Новости

Страны ЕАЭС и ШОС планируют создание единого экономического партнерства

Концепция реализации континентального экономического партнерства на пространстве Евразийского экономического союза (ЕАЭС) и Шанхайской организации сотрудничества (ШОС) будет подготовлена к следующей встрече лидеров стран-членов ШОС, которая состоится в Ташкенте в июне 2016 года. Об этом заявил Министр экономического развития России Алексей Улюкаев на брифинге по итогам переговоров министров экономики Казахстана, Китая, Кыргызстана, Таджикистана и России, которые прошли в Москве 17 марта 2016 года.

«Настала пора, с нашей точки зрения, использовать мощный экономический потенциал, который за эти 15 лет кратно вырос у всех стран-участников, и в этой связи в декабре председатели правительств стран дали мандат министрам экономики на то, чтобы проработать механизмы, формы, способы, чтобы такого рода экономическое партнерство было инициировано», – сообщил он.

«Мы рассчитываем, что к июню, когда в Ташкенте соберутся лидеры стран-членов ШОС, и концепция, и “дорожная карта” будут с участием экспертов сторон отработаны – с тем, чтобы дать возможность нашим политическим руководителям принять соответствующие решения», – добавил российский министр.

Ранее, выступая на первом российско-китайском строительном форуме, состоявшемся 2 марта 2016 г. в Москве, о перспективах интеграции ЕАЭС и ШОС говорил первый замминистра экономического развития России Алексей Лихачев. «В декабре 2015 года на совете глав ШОС прозвучала идея от наших казахстанских партнеров всерьез подумать о зоне свободной торговли ШОС. Мы не просто приняли вместе с китайской делегацией, мы развили эту идею до следующей: фактически мы сейчас будем готовить подходы к некому экономическому континентальному партнерству, к всеобъемлющему договору в рамках ШОС», – подчеркнул он.

«Причем мы понимаем, что сегодня ШОС очерчивает страны, такие как Китай и Россия, страны Центральной Азии, но и вовлекает в эту работу, с одной стороны, Армению и Белоруссию, являющиеся членами ЕАЭС, с другой стороны, Индию и Пакистан, которые начали непростой, но в будущем, я думаю, успешный путь присоединения к Шанхайской организации. Таким образом, только задумайтесь, около половины населения всего мира будет участником этого огромного соглашения», – сказал Алексей Лихачев. По его словам, в соглашение могут быть включены нормы о свободе движения товаров, капиталов и инвестиций, об увеличении доли расчетов в национальных валютах и преференциальном доступе на рынки услуг, в том числе в сфере строительства.

В свою очередь, Алексей Улюкаев отметил, что потенциальное соглашение позволит снять существующие барьеры в торговле товарами и услугами, а также в области международного инвестирования: «Российская Федерация – страна с открытой экономикой очень сильно зависит от экспорта, от импорта, поэтому мы занимаем активную позицию в рамках ВТО и поддержали соглашение об упрощении режимов торговли. В каком-то смысле то, о чем мы сейчас договоримся в рамках ШОС, это дальнейший шаг на этом пути. Мы хотели бы более продвинутое соглашение об упрощении условий торговли, чтобы все-таки формировался глобальный общий рынок наших стран – рынок и товаров, и услуг, и инвестиций. Опять-таки понимаем, что это делается не одномоментно, что нужно пройти определенный путь развития, но сейчас есть и серьезные ограничения в глобальной торговле».

В то же время пока неизвестно, какой будет форма экономической интеграции стран ЕАЭС и ШОС. В частности, если полномочия вести переговоры по формированию зоны свободной торговли товарами были переданы на наднациональный уровень, то регулирование торговли услугами и инвестиционной деятельности продолжает относиться к национальной компетенции стран-членов ЕАЭС. Соответственно, взаимоотношения между государствами двух объединений могут строиться на основе сложной системы многосторонних договоров по торговле товарами и двусторонних – по услугам и инвестированию.

«Сравнивать это с другими интеграционными проектами непросто. Относительно Трансатлантического партнерства мы вообще знаем немного. Транстихоокеанское – гораздо более продвинутая форма, оно для 12 стран принято. Мы считаем, что там многое интересно и стоит внимательно изучить, но, конечно же, мы хотели бы строить такую форму экономического партнерства, которая максимально отвечает, с одной стороны, уровню развития наших экономик, с другой стороны, тем задачам, которые мы ставим перед своим социально-экономическим развитием», – заявил Министр экономического развития.

По мнению заведующего кафедрой мировой экономики Дипломатической Академии МИД России Владимира Мантусова, «для национальных экономик ШОС и ЕАЭС интеграция станет дополнительным шансом укрепить свои позиции».

«Что будет на практике – надо смотреть конкретные соглашения. Может, это будет первый этап международной экономической интеграции, то есть зона свободной торговли. Может, это будет даже таможенный союз, который перерастет в экономический союз», – прокомментировал эксперт.

«Можно использовать транзитную территорию для экспорта китайской продукции на другие континенты. Потом транзитный потенциал можно будет использовать для переноса производства из Китая на территорию стран ЕАЭС. В России или Белоруссии будет вначале происходить простейшая сборка, потом – локализация производства, вплоть до полного переноса производственных мощностей. Это даст возможность обеспечить себя рабочими местами, налогооблагаемыми базами и доступом к каким-то новым технологиям. На мой взгляд, такое направление сотрудничества должно нас заинтересовать», – добавил он.

Более скептически настроен директор Центра исследования Восточной Азии и ШОС МГИМО Александр Лукин: «Шанхайская организация сотрудничества состоит из многих стран. Даже России в настоящее время тяжело с Китаем иметь зону свободной торговли. Для Таджикистана и Киргизии создание зоны свободной торговли будет означать ликвидацию остатков какого-либо производства».

«Если будет заключено соглашение о зоне свободной торговли, экономики этих небольших государств просто-напросто исчезнут. У России, по крайней мере, есть деньги, чтобы покупать китайские товары, мы продаем нефть и газ. Но у Киргизии или Таджикистана денег практически нет. Ограниченные соглашения могут быть, но это не зона свободной торговли. Мы не знаем, что будет через 20 и 30 лет. Но сейчас зоны свободной торговли не будет», – спрогнозировал он.

Ранее сообщалось, что переговоры по соглашению о торгово-экономическом сотрудничестве между ЕАЭС и Китаем могут стартовать в начале 2016 года (подробнее читайте в материале «Мостов» от 13 октября 2015 г.).

Источники: Министерство экономического развития Российской Федерации, «Алексей Улюкаев: Мы обсудили возможности и механизмы перехода к формированию экономического партнерства в рамках ШОС», 18 марта 2016 г.; Интерфакс, «Концепцию экономического партнерства ШОС распишут к июню», 18 марта 2016 г.; «ЕАЭС и ШОС подготовят соглашение об экономическом континентальном партнерстве», 2 марта 2016 г.; Свободная пресса, «Россия решила объединить половину человечества», 2 марта 2016 г.

Источник: www.ictsd.org